Среда, 24.05.2017, 22:31

Приветствую Вас, Гость



Поделиться

Форма входа




МЕНЮ САЙТА

  ГЛАВНАЯ
  НОВОСТИ САЙТА
  МОИ ВИДЕО
  ФОТОАЛЬБОМЫ
  КАТАЛОГ ресурсов


Старые страницы



Новые страницы



Книги



Фоторепортаж



Здоровье




Мои сайты

Памяти ушедших

«КЛУБ

Сайт Евгения Сидихина

Сайт Ильи Шакунова

Сайт Яна Цапника

Сайт Евгения Стычкина




Мой баннер

Сайт Александры Зобовой






Поиск по сайту




Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0








Любимые страницы



Понятия большинства людей о поэзии так туманны,
что туманность служит им определением поэзии.
(Поль Валери)




Евгений Баратынский 

Приманкой ласковых речей 
Вам не лишить меня рассудка!
Конечно, многих вы мелей,
Но вас любить - плохая шутка.

Вам не нужна любовь моя,
Не слишком заняты вы мною, 
Не нежность - прихоть вашу я 
Признаньем страстным успокою. 

Вам дорог я твердите вы, 
Но лишний пленник вам дороже. 
Вам очень мил я, но увы! 
Вам и другие милы тоже. 

С толпой соперников моих 
Я состязаться не дерзаю, 
И превосходной силе их 
Без битвы поле уступаю.



Александр Блок

Каждый вечер, лишь только погаснет заря,
Я прощаюсь, желанием смерти горя,
И опять, на рассвете холодного дня,
Жизнь охватит меня и измучит меня!

Я прощаюсь и с добрым, прощаюсь и с злым,
И надежда и ужас разлуки с земным,
А наутро встречаюсь с землею опять,
Чтобы зло проклинать, о добре тосковать!..

Боже, боже, исполненный власти и сил,
Неужели же всем ты так жить положил,
Чтобы смертный, исполненный утренних грез,
О тебе тоскованье без отдыха нес?...
3 декабря 1899



В.Шекспир

Как движется к земле морской прибой,
Так и ряды бессчетные минут,
Сменяя предыдущие собой,
Поочередно к вечности бегут.

Младенчества новорожденный серп
Стремится к зрелости и, наконец,
Кривых затмений испытав ущерб,
Сдает в борьбе свой золотой венец.

Резец годов у жизни на челе
За полосой проводит полосу.
Все лучшее, что дышит на земле,
Ложится по разящую косу.

Но время не сметет моей строки,
Где ты пребудешь смерти вопреки!



В.Шекспир

Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть.
Напраслина страшнее обличенья.
И гибнет радость, коль ее судить
Должно не наше, а чужое мненье.

Как может взгляд чужих порочных глаз
Щадить во мне игру горячей крови?
Пусть грешен я, но не грешнее вас,
Мои шпионы, мастера злословья.

Я - это я, а вы грехи мои
По своему равняете примеру.
Но, может быть я прям, а у судьи
Неправого в руках кривая мера,

И видит он в любом из ближних ложь,
Поскольку ближний на него похож.



Вероника Тушнова

Сто часов счастья...
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке,
создавала его из тумана и дыма,
принимала в подарок
от каждой звезды и березки...
Сколько дней проводила
за счастьем в погоне
на продрогшем перроне,
в гремящем вагоне,
в час отлета его настигала
на аэродроме,
обнимала его, согревала
в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала...
Случалось, бывало,
что из горького горя
я счастье свое добывала.
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило "спасибо".
Сто часов счастья,
чистейшего, без обмана.
Сто часов счастья!
Разве этого мало?
1962



Есть в голосе моем звучание металла.
Я в жизнь вошел тяжелым и прямым.
Не все умрет. Не все войдет в каталог.
Но только пусть под именем моим
Потомок различит в архивном хламе
Кусок горячей, верной нам земли,
Где мы прошли с обугленными ртами
И мужество, как знамя пронесли.
Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете как миф
О людях, что ушли не долюбив,
Не докурив последней папиросы.
Когда б не бой, не вечные исканья
Крутых путей к последней высоте,
Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,
В столбцах газет, в набросках на холсте.
Мир, как окно, для воздуха распахнут,
Он нами пройден, пройден до конца,
И хорошо, что руки наши пахнут
Угрюмой песней верного свинца.
И как бы ни давили память годы,
Нас не забудут потому вовек,
Что, всей планете делая погоду,
Мы в плоть одели слово "Человек"!
1940

Николай Майоров



Мне только б жить и видеть росчерк грубый
Твоих бровей. И пережить тот суд,
Когда глаза солгут твои, а губы
Чужое имя вслух произнесут.
Уйди. Но так, чтоб я тебя не слышал,
Не видел… Чтобы, близким не грубя,
Я дальше жил и подымался выше,
Как будто вовсе не было тебя.
1939

Николай Майоров



Что значит любить

Идти сквозь вьюгу напролом.
Ползти ползком. Бежать вслепую.
Идти и падать. Бить челом.
И все ж любить её – такую!
Забыть про дом и сон,
Про то, что
Твоим обидам нет числа,
Что мимо утренняя почта
Чужое счастье пронесла.
Забыть последние потери.
Вокзальный свет,
Её «прости»
И кое-как до старой двери,
Почти не помня, добрести.
Войти, как новых драм зачатье.
Нащупать стены, холод плит…
Швырнуть пальто на выключатель,
Забыв, где вешалка висит.
И свет включить. И сдвинуть полог
Крамольной тьмы. Потом опять
Достать конверты с дальних полок,
По строчкам письма разбирать.
Искать слова, сверяя числа.
Не помнить снов. Хотя б крича,
Любой ценой дойти до смысла.
Понять и сызнова начать.

Не спать ночей, гнать тишину из комнат,
Сдвигать столы, последний взять редут,
И женщин тех, которые не помнят,
Обратно звать и знать, что не придут.
Не спать ночей, не досчитаться писем,
Не чтить посулов, доводов, похвал
И видеть те не снившиеся выси,
Которых прежде глаз не достигал, –
Найти вещей извечные основы,
Вдруг вспомнить жизнь. В лицо узнать её.
Прийти к тебе и, не сказав ни слова,
Уйти, забыть и возвратиться снова.
Моя любовь – могущество моё!
1939

Николай Майоров



Нам не дано спокойно сгнить в могиле, —
Лежать навытяжку и приоткрыв гробы, —
Мы слышим гром предутренней пальбы.
Призыв охрипшей полковой трубы
С больших дорог, которыми ходили.

Мы все уставы знаем наизусть.
Что гибель нам! Мы даже смерти выше.
В могилах мы построились в отряд
И ждём приказа нового. И пусть
Не думают, что мёртвые не слышат.
Когда о них потомки говорят.

Николай Майоров

8 февраля 1942 года Николай Майоров 
был убит в бою на Смоленщине.

 

Он не страдал и не ходил за нею
Не объяснялся кепку теребя
Он сама однажды чуть робея
Ему сказала: "Я люблю тебя!"

Его друзья томились в ожиданьи.
Худели от бессонницы и дум.
А вечером просили для свиданья
Его же новый, синенький костюм.

А тут она сама в морозы прибегала.
На стул бросала шапку и пальто.
Но он решил: ему такого мало.
И он решил, что это всё не то.

Ушёл, уехал, ждал особой встречи.
Других красивых провожал домой.
Ловя себя на том, что каждый вечер
Он, засыпая, думает о той.

Ей написал письмо на трёх страницах,
А через месяц получил назад.
Ну что с такой обидою сравнится,
Как эта надпись "Выбыл адресат".

И стало вдруг бесцветным небо...
Не клеилась работа как на грех.
И виноват никто, как-будто, не был,
Но счастье стало трудным, как у всех...

 Э. Асадов



В морозный солнечный денёк
На инее стекла вагона
Девчонка выскребла "ВИТЁК",
Рукой как сердце обнаженной...
Рукой в перчатке по стеклу
Чтоб пальцы не студить при этом.
В ответ он написал "ЛЮБЛЮ"
Пятикопеечной монетой......



Сердце сжалось в руках загорелых,
Отдало им всю силу крови,
Трепетало, стучало несмело,
Задыхаясь от схваток любви.
Руки сердце тихонько ласкали,
Гладя нежно его каждый миг.
Пальцы сильные чуть целовали,
Прижимая в объятьях своих.
Потом пальцам играть надоело,
Стало жарко и скучно рукам.
Они вырвали сердце из тела
И отбросили к сильным ногам.
Оно плакать от боли не стало,
Разорвалось на тысячи снов.
От того, что любовью дышало -
Некролог без прощаний и слов.



Берегите своих детей,
Их за шалости не ругайте.
Зло своих неудачных дней
Никогда на них не срывайте.
Не сердитесь на них всерьез,
Даже если они провинились,
Ничего нет дороже слез,
Что с ресничек родных скатились.
Если валит усталость с ног
Совладать с нею нету мочи,
Ну, а к Вам подойдет сынок
Или руки протянет дочка.
Обнимите покрепче их,
Детской ласкою дорожите
Это счастья короткий миг,
Быть счастливыми поспешите.
Ведь растают как снег весной,
Промелькнут дни златые эти
И покинут очаг родной
Повзрослевшие Ваши дети.
Перелистывая альбом
С фотографиями детства,
С грустью вспомните о былом
О тех днях, когда были вместе.
Как же будете Вы хотеть
В это время опять вернуться
Чтоб им маленьким песню спеть,
Щечки нежной губами коснуться.
И пока в доме детский смех,
От игрушек некуда деться,
Вы на свете счастливей всех,
Берегите ж, пожалуйста, детство!



Неизвестные дореволюционные стихи

Я порядочный детина, 
В доме дворником служил 
Сорок лет у господина 
За порядками следил

Барин мною был доволен 
Редко он меня ругал 
В воскресенье раз в неделю 
Пятачок он мне давал

Раз прислал мне барин чаю,
И велел его сварить.
А я отроду не знаю,
Как проклятый чай варить.

Взял я всё на скору руку,
Чай весь высыпал в горшок.
На приправку перцу, луку
И петрушки корешок.

На огонь его поставил,
Всё лучинкой помешал.
Потом мучкою заправил,
И начало чай принял.

За огнём следил я зорко 
Чтобы чай не убежал
взял лучину я побольше
и мешал его, мешал...

Чай мой вышел – объеденье.
Раза два прокипятил,
И вдобавок в наслажденье
Сверху маслица подлил.

Сняв горшок я, сажу вытер
И поставил все на стол.
Положил я ложку, вилку;
Тут и барин подошёл

«Чай готов! Извольте кушать!» -
Снял я с барина пальто.
«Молодец! Всегда б так слушать! -
И хвалю тебя за то!»

«Если будешь аккуратно
Ты всегда так выполнять,
То на праздничек, понятно,
Подарю рублишек пять».

Пять рублей – ведь денег много...,
С ними можно погулять
И Акулька-недотрога
Меня будет уважать!..

Слышу, барин рассердился,
Меня в горницу позвал,
В волоса мои вцепился,
И таскал меня, таскал.

«Ты чего же образина?
Ты чего же наварил?
Ах ты, Пешка, ты – дубина!
Чтобы шут тебя схватил!»

Долго, долго он ругался,
Злой по горнице ходил.
Тут попалась ему палка 
Вплоть до кухни проводил.

Долго думал и гадал я,
Чем не смог я угодить,
И насилу догадался:
Чай забыл я посолить...



Неизвестные дореволюционные стихи

Из школы детки воротились;
Как разрумянил их мороз!
Вот у крыльца, хвостом виляя,
Встречает их лохматый пес.

Они погладили барбоску,
Он нежно их лизнул в лицо,
И с звонким хохотом взбежали
Малютки живо на крыльцо.

Стучатся в двери; отворяет,
С улыбкой доброй, няня им;
- Пришли! Небось уж захотелось
Покушать птенчикам моим!

Снимает с мальчика тулупчик
И шубку с девочки она;
Черты старушки просветлели,
Любовь в глазах ее видна.

И, чмокнув няню, ребятишки
Пустились в комнаты бегом;
Трясется пол под их ногами,
Весь ожил старый, тихий дом!

Отец угрюм; он в кабинете
Все что-то пишет. В спальне мать
Лежит больная; мигом дети
К ней забралися на кровать.

Вот мальчик, с гордостью тетрадку
Из сумки вынув, показал.
- Смотри-ка, мама, две странички
Я без ошибок написал!

- А я сегодня рисовала,-
Сказала девочка,- взгляни,
Какая сосенка густая,
А возле кустики и пни.

Ведь все сама я, право, мама,
Не поправлял учитель мне...-
И мать недуг свой забывает,
Внимая детской болтовне.

Встал и отец из-за работы,
Звенящий слыша голосок.
- Ну что вы, крошки, хорошо ли
Сегодня знали свой урок?

Спрыгнув с кровати, вперегонку
Бегут они обнять отца...
И грусть мгновенно исчезает
С его усталого лица.

И даже солнышко, казалось,
В окно смотрело веселей
И блеском ярким осыпало
Головки русые детей! 



Баллада о старом кузнеце

Сколько их еще прибудет? 
Весь поселок у крыльца.
Здесь сегодня судят люди 
Заводского кузнеца.

Не прорваться, не пробиться,
Не протиснуться вперёд.
Что он сделал? Он убийца.
Тише, люди. Суд идёт.

Тихо руки опустил он
Все в мозолях и узлах.
В них молчит такая сила,
Что уже внушает страх.

Каждый шею тянет с места,
Чтоб взглянуть на кузнеца.
Говорят, отец семейства?
Как же — дочь и два мальца.

Где ж убил он? Прямо в кузне,
Там, где тени по углам.
Как же схвачен? Кем же узнан?
Говорят, признался сам.

На лице простом и грубом
Время подвело черту.
А его любили люди,
Говорят, за доброту.

Ишь ты как. Народ дивится —
От добра не жди добра...
А убитая девица,
Кем она ему была?

Та подсобница со стройки,
С белой пряжкой кушачок...
Говорят, что слишком бойкий
У неё был язычок.

Больше мы её не встретим,
Но спроси притихший зал —
Побежала б с каждым третьим,
Лишь бы он ее позвал.

Хороша, как медуница,
Но не всем ее понять —
Ни учиться, ни жениться,
Только мальчиков менять.

Да, гулящая, шальная,
Злая, как веретено,
Пробивная, продувная,—
Только это всё равно.

Все равно, бывал ли с нею,
Целовал ли жадный рот,
Был ли ей других нужнее...
Тише, люди. Суд идёт.

Суд идет и знает мало,
Но любовь тут ни при чем —
Та девица не гуляла
С подсудимым кузнецом.

И, от здешнего народа
Тайну женскую храня,
Где-то пряталась полгода
До того глухого дня.

Объявилась утром рано,
Словно тень на каблуках.
Блеск в глазах сухой и странный
И ребёнок на руках.

Пять свидетелей вставали,
Воскрешая этот день.
Пять свидетелей видали
Эту пасмурную тень.

То она кидалась к речке,
То к вокзалу. И опять,
Встретив взгляды человечьи,
Поворачивала вспять.

Мы за ней бежим по следу.
Путь ей в кузне перекрыт.
...Подошел черед обеду,
Только горн ещё горит.

Порешив уже с делами,
Уходить кузнец готов,
Но еще глядит на пламя
Восемнадцати цветов.

Тот огонь с ним в деле равен.
В том огне подручный скрыт.
Брось в него стекло — расплавит,
Камень брось в него — сгорит.

Приоткрылись вдруг ворота,
И, не видя ничего,
Ворвался снаружи кто-то
Мимо тихого него.

Он увидел в свете горна
Женской пряди полукруг,
Дикий блеск в ресницах чёрных,
Свёрток меж дрожащих рук.

Как сказать об этом словом?
...Спящего, с лицом в ладонь,
Подняла его, живого,
И швырнула вдруг в огонь.

Ахнул зал. Затрепетал он.
От скамьи гудит скамья.
Словно статуя, над залом
Встала женщина-судья.

Дальше. Дальше в путь, баллада, —
Снова в кузне мы стоим.
Знаю я, что нету сладу
С сердцем дрогнувшим твоим.

... Вот она глядит на пламя.
Отшатнулась наконец.
Встретились глаза с глазами —
Перед ней стоит кузнец.

А его то в жар, то в холод.
Та — бежать. Он крикнул: «Стой!»
Подхватил лежащий молот
И взмахнул перед собой.

Вот и всё. Пришла расплата.
Суд идёт, должно быть, век.
Старый, добрый, виноватый
Перед залом человек.

Мастер Сухов лезет грудью
Прямо с улицы в окно.
— Не убийство,— правосудье
Было им совершено! —

Но опять шумит и спорит
Несмолкающий народ.
Вот какое вышло горе.
Тише, люди. Суд идёт...

Лев Ошанин
1964



Омар Хайям

Мы только куклы, вертит нами рок, -
Не сомневайся в правде этих строк.
Нам даст покувыркаться и запрячет
В ларец небытия, лишь выйдет срок.

* * *

«Ад и рай – в небесах», - утверждают ханжи.
Я в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай - не круги во дворце мирозданья,
Ад и рай – это две половинки души.

* * *

В колыбели - младенец, покойник - в гробу:
Вот и всё, что известно про нашу судьбу.
Выпей чашу до дна и не спрашивай много:
Господин не откроет секрета рабу.

* * *

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

* * *

Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?
Как смертный нить судьбы в кромешной тьме найдёт?
Тесна мне бытия печальная темница, -
О, если б дверь найти, что к вечности ведёт! 

* * *

Благородство и подлость, отвага и страх -
Все с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже -
Мы такие, какими нас создал Аллах!

* * *

Жестокий этот мир нас подвергает смене
Безвыходных скорбей, безжалостных мучений.
Блажен, кто побыл в нём недолго и ушёл,
А кто не приходил совсем, ещё блаженней.

* * *

От страха смерти я, - поверьте мне, - далёк:
Страшнее жизни, что мне приготовил рок?
Я душу получил на подержанье только
И возвращу её, когда наступит срок.

* * *

Общаясь с дураком, не оберёшься срама,
Поэтому совет ты выслушай Хайяма:
Яд, мудрецом тебе предложенный, прими,
Из рук же дурака не принимай бальзама.

* * *

Я знаю этот вид напыщенных ослов:
Пусты, как барабан, а сколько громких слов!
Они рабы имён. Составь себе лишь имя,
И ползать пред тобой любой из них готов.

* * *

Нам жизнь навязана; её водоворот
Ошеломляет нас, но миг один – и вот
Уже пора уйти, не зная цели жизни…
Приход бессмысленный, бессмысленный уход!

* * *

В этом мире неверном не будь дураком:
Полагаться не вздумай на тех, кто кругом
Трезвым оком взгляни на ближайшего друга -
Друг, возможно, окажется злейшим врагом.

* * *

Не завидуй тому, кто сильней и богат.
3а рассветом всегда наступает закат.
С этой жизнью короткою, равною вздоху,
Обращайся, как с данной тебе напрокат.

* * *

И с другом и с врагом ты должен быть хорош!
Кто по натуре добр, в том злобы не найдешь.
Обидишь друга - наживешь врага ты
Врага обнимешь - друга наживешь.

* * *

Если б мне всемогущество было дано -
Я бы небо такое низринул давно
И воздвиг бы другое, разумное небо
Чтобы только достойных любило оно 

* * *

Общаясь с дураком, не оберёшься срама,
Поэтому совет ты выслушай Хайяма:
Яд, мудрецом тебе предложенный, прими,
Из рук же дурака не принимай бальзама.

* * *

Счастье смелым даётся, не любит тихонь,
Ты за счастье и в воду иди и в огонь.
Перед богом равны и бунтарь и покорный,
Не зевай - своё счастье не проворонь

* * *

Не моли о любви, безнадёжно любя,
Не броди под окном у любимой, скорбя.
Словно нищие дервиши, будь независим –
Может статься, тогда и полюбят тебя. 

* * *

Да, женщина похожа на вино,
А где вино, там важно для мужчины
Знать чувство меры. Не ищи причины
В вине, коль пьян — виновно не оно.

* * *

Да, в женщине, как в книге, мудрость есть.
Понять способен смысл её великий
Лишь грамотный. И не сердись на книгу,
Коль, неуч, не сумел её прочесть.

* * *

Имей друзей поменьше, не расширяй их круг.
И помни: лучше близких, вдали живущий друг.
Окинь спокойным взором всех, кто сидит вокруг.
В ком видел ты опору, врага увидишь вдруг.

* * *

Ты — рудник, коль на поиск рубина идешь,
Ты — любим, коль надеждой свиданья живешь.
Вникни в суть этих слов — и нехитрых, и мудрых:
Все, что ищешь, в себе непременно найдешь!

* * *

Нищий мнит себя шахом, напившись вина.
Львом лисица становиться, если пьяна.
Захмелевшая старость беспечна, как юность.
Опьяневшая юность, как старость умна.

* * *

Кто битым жизнью был, тот большего добьется.
Пуд соли съевший, выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется.
Кто умирал, тот знает, что живет…

* * *

Если мельницу, баню, роскошный дворец
Получает в подарок дурак и подлец,
А достойный идет в кабалу из-за хлеба —
Мне плевать на твою справедливость, творец!

* * *

В этом замкнутом круге - крути не крути - 
Не удастся конца и начала найти. 
Наша роль в этом мире-прийти и уйти.
И никто нам не скажет о смысле пути.

* * *

Лучше пасть в нищету, голодать или красть,
Чем в число блюдолизов презренных попасть.
Лучше кости глодать, чем прельститься сластями
За столом у мерзавцев, имеющих власть.

* * *

Я думаю, что лучше одиноким быть,
Чем жар души «кому-нибудь» дарить
Бесценный дар отдав кому попало
Родного встретив, не сумеешь полюбить.

* * *

Один припев у мудрости моей:
ЖИЗНЬ КОРОТКА - так дай же волю ей;
Умно бывает — подстригать деревья,
Но обкорнать себя — куда глупей.

* * *

Мы источник веселья — и скорби рудник,
Мы вместилище скверны — и чистый родник.
Человек, словно в зеркале мир — многолик.
Он ничтожен — и он же безмерно велик!

* * *

Не оплакивай смертный вчерашних потерь …
День сегодняшний, завтрашней меркой не мерь…
Ни былой, ни грядущей минуте не верь…
Верь минуте текущей — будь счастлив теперь… 

* * *

Хочешь тронуть розу — рук иссечь не бойся,
Хочешь пить — с похмелья хворым слечь не бойся.
А любви прекрасной, трепетной и страстной
Хочешь — понапрасну сердце сжечь не бойся!

* * *

С людьми ты тайной не делись своей,
Ведь ты не знаешь, кто из них подлей.
Как сам ты поступаешь с Божьей тварью,
Того же жди себе и от людей.

* * *

Ты выбрался из грязи в князи,
но быстро князем становясь…
Не позабудь, чтобы не сглазить…, 
не вечны князи — вечна грязь…

* * *

Океан, состоящий из капель, велик.
Из пылинок слагается материк.
Твой приход и уход не имеет значенья.
Просто муха в окно залетела на миг…

* * *

Свою слепить бы жизнь из самых умных дел
Там не додумался, тут вовсе не сумел.
Но Время — вот у нас учитель расторопный!
Как подзатыльник даст, ты малость поумнел.

* * *

Я мир сравнил бы с шахматной доской-
то день, то ночь, а пешки мы с тобой.
Подвигают тихонько и побили
и в темный ящик сунут на покой!

* * *

Кто урод, кто красавец — не ведает страсть,
В ад согласен безумец влюбленный попасть.
Безразлично влюбленным, во что одеваться,
Что на землю стелить, что под голову класть!

* * *

Безгрешными приходим — и грешим,
Веселыми приходим — и скорбим.
Сжигаем сердце горькими слезами
И сходим в прах, развеяв жизнь как дым.

* * *

Я знаю мир: в нём вор сидит на воре.
Мудрец всегда проигрывает в споре, с глупцом.
Бесчестный — честного стыдит.
А капля счастья тонет в море горя…

* * *

Бог дает, Бог берет — вот и весь тебе сказ.
Что к чему — остается загадкой для нас.
Сколько жить, сколько пить — отмеряют на глаз,
да и то норовят не долить каждый раз.

* * *

Бренность мира узрев, горевать погоди!
Верь: недаром колотиться сердце в груди.
Не горюй о минувшем: что было, то сплыло.
Не горюй о грядущем: туман впереди…

* * *

Скупец, не причитай, что плохи времена.
Все, что имеешь, — трать. Запомни: жизнь одна.
Сколь злата ни награбь, а в мир иной отсюда
Не унесешь, представь, и горсточки зерна.

* * *

Отчего всемогущий творец наших тел
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны - зачем умираем?
Если не совершенны - то кто бракодел? 

Омар Хайям


Поэт — средство существования языка.
(Иосиф Бродский)











Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz